Jul.
13
2020

Azamat Sultonov

Разговор в самолете

Azamat Sultanov | 04/26/13

Недавно мне довелось остаться в закрытом помещении без интернета и телефонов в сопровождении двух интересных людей. Оба моих собеседника достаточно молодого возраста и родом из одного города, но живут в разных странах. Герои данной статьи пожелали не раскрывать своих имен, но каждый из их по своему рассказал о своей любви и боли к ней, к земле, атомы которой циркулируют в их крови, каждый был максимально искренен и раскрыл нам свое сердце. Наших героев объединяет то, что им не безразлично.  Просьба не судить их мнения строго и не облекать их в стереотипы о тех, кто не ведает того, чем живет простой таджикский народ. Вероятно их мнения покажутся Вам оторванными от реальности, переполненными максимализмом и эмоциями, но меня всегда умиляет эта вера, эмоции, все еще пылающий огонь в глазах и отсутствие безразличия.

г.Москва, 25 лет
Что меня гложет когда я думаю о нашем народе?

- Отсутствие веры в справедливость, можно даже сказать что это чувство некой обреченности. Наши люди мне ценны и интересны всем своим существованием, своей простотой и примитивностью, своей сложностью и жестокостью, своим безразличием, своим невежеством, бесчеловечностью и грубостью. В некоторые моменты моих воспоминаний о Родине в моей памяти вспоминается ухмылка на лице нашего представителя в аэропорту Домодедово, который обирает несчастную бесправную очередь продавая им бирки на ручную кладь и убеждая их что они не могут пройти в самолет не обменяв у него клочок бумаги на пятьсот рублей, заработанных кровью и потом. Вспоминаю обреченные глаза наших соотечественников, которые продают свои органы в российские клиники для того чтобы выжить и прокормить свои семьи.

В то же время, я вижу образ доброго обветренного лица чабана в диком предгорье Фанских гор, он улыбается встающему солнцу и выпивает пьяллу чая начиная свой рабочий день без новостей, интернета, социальных сетей и айфона. С этим человеком у меня намного больше общего, ведь когда я задал ему вопрос о том, чего он хочет от жизни. Он мило улыбнулся и сказал что в жизни есть вещи, которые перестают существовать в тот момент, когда ты начинаешь о них говорить вслух. 

Нельзя сказать что мы живем в плохое время, сегодня у нашей молодежи есть возможность получить образование за рубежом, переехать жить в другую страну. Но где бы мы не были, от себя не убежишь, мы все возвращаемся к одному и тому же вопросу. К примеру, недавно мои друзья столкнулись с ситуацией, в которой была проявленавопиющая некомпетентность наших представителей власти, но никто так и не решился официально написать Президенту и подписаться под жалобой.

Вероятно, в этом и есть проблема нашего общества, что даже находясь вдалеке от родины наши самые патриотичные соотечественники не решаются даже указать свое имя, дабы не навлекать на свое имя лишних проблем. Никто не хочет иметь личных врагов, никто не хочет быть "Павликом Морозовым", не принято это у нас в культуре - жаловаться. И даже чабан с Фанских гор не захочет иметь лишних врагов во имя общественной морали, нельзя забывать, что некомпетентные чиновники и представитель в аэропорту – это все мы. Это обычные люди, которые ничем от Вас не отличаются, каждый из Вас молча соглашаясь, своим безразличием и эгоизмом ничем от них не отличается.   

Не могу сказать, что причина в экономике, не могу сказать что причина во власти, причина в самом обществе, которое становится чужим. С годами я чувствую что перестаю чувствовать дыхание и пульс этого общества, перестаю понимать людей, так же как и они перестают понимать мои духовные переживания и чаяния.  Мне сложно понять ухмылку на лице этого общества.

г. Душанбе, 27 лет
Что меня беспокоит у нас в стране?

Недавно, мне задали вопрос, есть ли в нашей стране средний класс и может ли он быть двигателем прогресса? Если да, то при каких условиях?

Конечно, в идеальном мире, для полноценного развития необходимо полноценное гражданское общество с его свободными институтами, со средним классом и движением элит. Таджикские профсоюзы сложно сравнить с профсоюзом лондонского метро или профсоюзом работников парижского Лувра, которые периодически заставляют себя слушать.

У нас же, большинство НПО питаются за счет грантов из-за рубежа, и готовы создавать проблемы, чтобы оправдывать свое существование и отрабатывать финансирование. Искусственные организации, существующие сугубо во имя собственного коммерческого интереса прокормиться, развивая многочисленные проекты, мало связанные с реалиями общества.

Что такое средний класс у нас в стране? И как выглядит картина таджикского общества сегодня? Представляется, что  это очень разнородные группы людей, которые сложно вместить в рамки шаблонов западного мира, пытающегося искусственно создать модель гражданского общества в нашей стране.

У нас есть своя древняя кухня институтов гражданского общества, к примеру в нашем обществе сильно развит институт махали, старшинства и наследия авторитета авлода. Так же, я всех всегда убеждаю, что основы мирового маркетинга и брендинга появились на наших базарах.

На мой взгляд у нас есть средний класс, но вероятно в меньшей степени в Душанбе и больше в регионах. А регионы у нас очень разные как по экономическим, есть дотационные и есть с профицитом в бюджете, так и по устоям и ментальным особенностям, к примеру можно сравнить разницу в уровне невозвратов и банкротств в статистике работы микро-кредитных организаций. В Душанбе индекс джини зашкаливает, (очень показательный экономический термин, особенно при переводе названия на таджикский язык) соседствуют бентлей и повозка, запряженная ишаками, стоящие в очереди на толлинговом посту наших гипериновационых дорожных решений.

Другое дело, если посмотреть вне материального поля и представить средний класс в духовно-культурном плане, то его представители  мало отличаются в мировозренческом и в интеллектуальном плане, у них общие понятия и ценности. Вероятно, средний класс, это люди, имеющие возможность выехать за рубеж, т.е большинство гастарбайтеров, работающих в России.

Слишком разнородно и разобщено наше общество для классификации в средний класс, элиту, массы или в маргиналов, так как движение из одной страты в другую не поддается логике, системе объективных критериев или каким-либо законом. К примеру, не работают общепринятые причинно-следственные связи, формирующие здравый смысл "украл - садишься в тюрьму" или "изобрел-получил награду".

В нашем обществе есть и малочисленная элита, есть интеллектуалы, которые воспринимаются обществом, как маргинальные фрики. Есть малочисленная прослойка белых воротничков менеджмента западных компаний и сотрудников международных организаций, в большинстве они говорят на качественном русском или английском. Были в командировках за рубежом или получили там образование. Можно ли их назвать средним классом, или все же по своему количеству и сильным отличием в качестве жизни от большинства - это элита?

В то же время в регионах страны, зажиточные по местным меркам соседи соревнуются у кого моложе Опель или прибалтийский Мерседес прошлого века.

Теперь вы сами можете попробовать ответить себе на вопрос есть ли у нас средний класс, именно как единый "класс" и сможет ли он стать двигателем прогресса.

Средний класс в большей степени является залогом стабильности общества, нежели двигателем прогресса. Элита и здоровое живое движение элит являются залогом успеха и двигателем прогресса общества. Однако нужно понимать, что такое элита в любой социальной группе. Элита - это лучшие по определенным общепризнанным признакам, к примеру в преподавательской среде, элитой может быть профессура ведущих вузов или академики в научном мире.

Другими словами, в любой сфере деятельности есть своя элита. Ярким представителем элиты можно назвать пророка Мухаммеда, который своим жизненным примером по сей день ведет за собой весь мусульманский мир. Так вот, роль элиты именно в создании идеальной социальной модели поведения, в авторитете и примере для подражания, именно группы элит формируют цели и модели поведения для масс, что и является по своей сути локомотивом общества.

Проблема современного Таджикистана и большей части постсоветского пространства заключается в отсутствии адекватной модели формирования элит и несоответствия современных лидеров общественного мнения объективными критериям элиты. К примеру, все знают о купленных дипломах и научных степенях, все знают о коррупции, местничестве, регионализме и непотизме. Никто не верит, что человек без связей или какого-нибудь "Тага" может достичь чего-либо и это, к сожалению уже  практически стало неотъемлемой частью общественного сознания.

Первостепенной  задачей нашего общества является создание условий для формирования и развития здоровой элиты, чтобы возобладал здравый смысл, и чтобы наша молодежь сохраняла веру, что без коррупции, непотизма, регионализма и "тага" можно добиться высот, лишь работая над собой и развиваясь.